НовостиКомпанииКаталог катеров и яхтПродажа катеров и яхтНедвижимостьВыставкиОбучениеАренда яхтРабота
Вход или регистрация
YachtsWorld.ruNewBoats.ruUsedBoats.ruRusYachting.ru
Главная / Новости мира яхт и катеров
Стальные дельфины «Де Альма»
Наш с капитаном отзыв, отосланный хозяевам голландской верфи «De Alm», был на удивление эмоциональным и крайне позитивным: «Действительно — очень хорошая лодка для экспедиций в океане, рассчитанная и построенная с запасом прочности под любую, даже самую тяжелую погоду…»
Перед штормом бывают невыразимо прекрасные минуты тишины, когда кажется, что в небе поют ангелы…

Аркады радуг падали в штилевую Атлантику. Легкий ветерок поднял в воздух бабочку, невесть как оказавшуюся вместе с нашей яхтой посреди океана. Закат расчертил горизонт рубиновыми всполохами. Не верилось, что спустя какой-нибудь час весь этот райский мир исчезнет в реве неистового ветра, в белой вскипающей пене, в грохоте и ударах огромных волн, бьющих о корпус тяжелыми кувалдами морского ада...

Нашествие стихии было очевидным. Достаточно взглянуть на последний прогноз погоды, графически наложенный в компьютере на карту Биская. Господи! Все было красно на триста миль вокруг. Горящая плазма алыми спиралями растекалась по акватории. Нас ждет настоящий Харрикейн! Как же нас угораздило?

Наверное, я — трус. Я еще вчера испугался, увидев эту картинку в Интернете, и заголосил на весь мостик: «Куда мы прем, капитан? На фига нам этот подвиг? Сидели бы в Роттердаме, пили «Heineken», пока не пройдет этот катаклизм! Какой дьявол второй день гонит нас в эпи- центр бури?» Впрочем, все это пустое. Мы и сейчас могли дать право руля и повернуть в Саутгемптон, чтобы уже завтра сидеть в каком-ни- будь английском пабе и слушать завывания бури за надежной стеной.

Проблема была в дьявольском упрямстве нашего капитана. Я сам уболтал его на этот поход, польстившись на солидную коллекцию военно-морских регалий и мужественный облик старого морского волка. Мистер Арнольд Тиммерман собственной персоной, адмирал голландских ВМС, бывший капитан океанского фрегата… Теперь он — капитан нашей стальной 70-футовой экспедиционной яхты «Delfino», буквально вчера сошедшей со стапелей знаменитой голландской верфи «De Alm». Вот наш капитан стоит на мостике, совершенно невозмутимый, и дер- жит курс в открытый океан, надеясь обойти циклон с запада.

Так поступить рекомендовали его друзья — военные метеорологи из НАТО. Они, конечно, ребята грамотные, и логика в этом проглядывала, но все равно мне было неспокойно. Чуяло мое сердце — хватанем мы «звездюлятор» высотой до самого клотика…

Вся надежда на корабль. Лодка у нас непростая, сверкающий неоновым лаком корпус приковывает взгляды во всех портах. 70 тонн водоизмещения — почти сантиметр судостроительной стали по бортам и полтора — в балластированном свинцом киле. Шпация — 40 сантиметров. Огромная автономность по ходу: 20 тонн топлива в танках и два новеньких «Caterpillar» по 400 сил -- это вам не хухры-мухры! Плюс ко всему -- полный комплекс навигационных опций от «Raymarine» в эксклюзивном исполнении «Maretron». И вот перед вами боевая экспедиционная яхта для кругосветки.

Вспоминаю дискуссию с хозяином нашего «кораблика». Это было недавно, с полгода назад, когда он заартачился и не позволил верфи устанавливать дорогостоящие стабилизаторы качки, мол, глупости все это — иль не мужчины мы? На то и шторма, чтоб нас на них валяло… Сам-то он встречать нас будет в Хорватии, а нам еще 3000 миль вокруг всей Европы дотуда отмахать надо, конечно, если сегодня живы останемся...

Встаю на вахту. Арнольд идет спать. Ему надо обязательно выспаться. Впереди «веселые» сутки, и мы оба это понимаем. Оглядываю карту, приборы, развертку радара – все, вроде, в норме. Судя по радарам, все попрятались — только мы одни сдуру прем посреди Атлантики. Скорей бы уж началось, сил нет ждать…

И оно началось. Ближе к полуночи. Полста узлов ветра, волны метров по семь. Но, если верить прогнозу, в Бискае тогда было намного хуже. Самое страшное в эту ночь мы объехали. И хоть зеленели лицом не раз и тошнота порой подступала к самому горлу, мы легко отделались. Даже посуда, обложенная в шкафах ворохом полотенец, не разбилась. Холодильники, под завязку набитые продуктами, удержались в фиксаторах. RIB, по-штормовому закрепленный на флайбридже, не сдвинулся ни на миллиметр. Сами мы, благодаря рекаровским креслам на мостике, тоже обошлись без акробатики — ни одного ушиба. Яхта лежит на курсе. Двигатели ровно гудят. Волны яростно грохочут о борт перекатываясь через мачту. Идем, как подводная лодка, уже сутки, и даже начали привыкать. Если так дело пойдет, то, глядишь, доберемся дня через три до Лиссабона, а там уже и до Гибралтара рукой подать...

Эх, лучше б я попридержал язык — накаркал. Не послушали меня в небесной канцелярии. И все метеорологи НАТО тоже нас подвели Ураган подумал-подумал... и двинулся прямо к нам, расползаясь по всей карте, захватывая уже не только Бискайский залив, но и весь юг английского побережья. Волны, и без того страшные, начали угрожающе расти в размерах. Честно признаюсь, до этой минуты я считал картину на карте явным преувеличением.

Наш третий член экипажа — механик Марк — самоотверженно боролся с морской болезнью, лежа на полу своей каюты. Он получил огромную шишку на лбу, взлетев ровно как лежал, абсолютно горизонтально, к самому подволоку. Корпус корабля мелко дрожал, временами сотрясаясь, словно от ударов огромной кувалды. Сквозь грохот океана нельзя было расслышать друг друга — орали во весь голос. Обруливали каждую водяную гору, принимая наискосок, скулой, ее очередной удар. Против сумасшедшего ветра, если верить анемометру — узлов под шестьдесят, наш ход сократился до 3 узлов. Мы были вынуждены идти против ветра, чтобы не подставлять борт под горы черной воды, идущие ровным строем. На них даже пена не держалась — ее сдувало в пыль, которая до считанных метров сокращала видимость.

Что переживает человек, оказавшись на яхте посреди взбесившегося океана? Я сейчас не буду вдаваться в детали, скажу только, что, не будь я крещеным с рождения, я бы все равно молился. Не менее интересен вопрос, как это переживает корабль. Как ему удается держаться на плаву — жить и идти, вопреки беспощадной власти атлантического урагана?

Наша новенькая яхта — инженерное чудо, по сложности сопоставимое с космическим кораблем. Топливные, гидравлические, электрические и компьютерные системы, множество электроконтактов и оборудования — здесь есть чему ломаться и без шторма. На верфях принят специальный термин, дословно переводимый как «лечение детских болезней». Это абсолютно нормально, когда владелец нового корабля обращается с жалобами сразу после первого перехода — составляется дефектная ведомость на несколько страниц, куда заносятся все замечания о поломках, подлежащих гарантийному ремонту.

Первый поход — это испытание качества лодки. Все, что плохо закреплено, отлетит; все, что плохо настроено, расстроится; все бракованное сломается; все негерметичное протечет. И это без урагана. А тут такое! Я все ждал, когда начнутся поломки оборудования. Мы даже на эти случаи взяли в поход инженера-электромеханика. Его задача была поддерживать корабль в боевом состоянии, если, не дай Бог, вылетит что-то серьезное.

За трое суток атлантического урагана наш новенький «Delfino» много раз принимал углы крена до 40—45º по показаниям бортового кренометра, имея по документам критический угол 68º. Кстати, свидетельствую: уже 35º крена ощущались экипажем как полный переворот, до которого было еще очень и очень далеко... Как бы ни кренило нас, восстанавливающий момент каждый раз уверенно ставил яхту на ров ный киль. Удары волн в нос и борта, мгновенные дифферентовки на волне, тупые удары днищем о воду, тяжелые вибрации от множества амплитуд, работа двигателей на максимальных режимах, непрерывно гудящие кондиционеры в наглухо задраенном корабле, генераторы, работающие нон-стоп, тысячи тонн воды, прокатывающиеся через флайбридж значительно выше топа мачт… Мы чувствовали себя в подводной лодке. И все это было проверкой прочности конструкции в предельной ситуации.

Каковы были наши потери? Сломанная ножка обеденного стола, с которой я встретился всей массой, пролетев от борта до борта через салон; перегрев и отказ помпы одного из кондиционеров; поломка вертушки резервного анемометра на нашей метеостанции; оторванная дверца в душе и с пяток перегоревших от вибрации лампочек освещения. Это все. И это на абсолютно новой, «нецелованной» лодке. Пара шишек на наших головах, моя разбитая коленка и начисто сорванный ноготь на пальце — не в счет. Это входило в правила игры и, честно скажу, такого легкого исхода трех тяжелейших суток в Атлантике никто из нас не ожидал.

Отдельно надо сказать о мореходности. Мне тяжело придумать для исправной яхты ситуацию хуже нашей: по волне и ветру мы имели, можно сказать, недопустимый в реальной практике максимум, и тем не менее все было сносно. Не имея стабилизаторов качки, мы ни разу даже близко не подошли к критическим значениям крена, держа в запасе не менее 20º. Имей мы стабилизаторы, думаю, даже чай могли бы пить… Нагрузка на двигатели тоже была сумасшедшей: наши низкооборотные сверхмощные «Caterpillar» нередко приходилось доводить до 2500— 2600 оборотов. В таком режиме на ровной воде мы шли бы 12 узлов при полных танках, а тут всего 3—5 узлов — против ветра и волны, с непрерывными ударами, грохотом, кренами, дифферентами, вибрациями и соленой водой вокруг всех вентиляционных люков. Показатели расхода топлива подскочили в два раза, достигнув 50 л/ч на каждый двигатель. За трое суток борьбы с ураганом мы сожгли больше 6 тонн топлива. В обычных условиях этот показатель был бы не больше 1200 литров в сутки на 250 миль пути. Но страха остаться без хода не возникало, как бы тяжело нам ни приходилось: запас наших танков был 20 тонн, так что при необходимости мы могли штормовать еще неделю.

Антенный комплекс, испытавший тяжелое воздействие огромных амплитуд раскачки и соленой воды, ни разу нас не подвел: работали радар, GPS, Интернет, радиостанция и спутниковая связь Inmarsat. По телевидению мы следили за прогнозом погоды.

Наш с капитаном отзыв, отосланный хозяевам голландской верфи «De Alm», был на удивление эмоциональным и крайне позитивным: «Действительно — очень хорошая лодка для экспедиций в океане, рассчитанная и построенная с запасом прочности под любую, даже самую тяжелую погоду…»

Но что же это за верфь и что за удивительные лодки там строят в таком редком классе — «экспедиционные яхты»?

Верфь «De Alm» довольно старая, из числа послевоенных. Тогда было не до яхт. Голод в Европе заставлял ловить треску и селедку… Строили рыбацкие траулеры для Ла-Манша и Биская, сейнеры для Северного моря. А в 60-е начался яхтенный бум.

Стальные дельфины «Де Альма»
Стальные дельфины «Де Альма»
Стальные дельфины «Де Альма»
Стальные дельфины «Де Альма»
Стальные дельфины «Де Альма»
Стальные дельфины «Де Альма»
Стальные дельфины «Де Альма»
Стальные дельфины «Де Альма»
Стальные дельфины «Де Альма»
Стальные дельфины «Де Альма»
Стальные дельфины «Де Альма»
Стальные дельфины «Де Альма»
С тех пор верфь производит яхты: от привычных траулерных 40—50-футовых до сегодняшних мегаяхт в 70—90 футов длиной. Название «траулеры» осталось в употреблении, но это уже абсолютно новые проекты океанской категории «А», созданные для дальних экспедиций. Дизайн и комфорт стоят на первом месте, а остальное: мореходность, надежность, прочность, дальность хода — уже в пакете, по умолчанию… На радость женщинам и детям устанавливаются стабилизаторы качки, создаются роскошные интерьеры, встраивается современная техника...

Две линейки яхт: «Alm Trawler» длиной от 12 до 17 м и новая — «Delfino» – от 18 до 30 м. Самая дешевая базовая лодка — 13-метровый «Alm Trawler» — стоит около 400 тыс. евро, самая дорогая — 4-палубный «Delfino 90» — около 3 млн евро. Все корабли сделаны из стали; все водоизмещающие, с балластом в киле, с впечатляющей дальностью хода…

Несмотря на океанскую категорию «А», любая из этих лодок способна ходить по рекам и озерам. Осадка у младших траулеров — от 1,15 до 1,5 м, а у больших кораблей 1,8—2,2 м.

При такой прочности корпусов и толщине стали в подводной части яхты спокойно могут вмерзать в лед. Балласт в трюмах и, как следствие, низкий метацентр позволяют оказать сопротивление даже очень сильному крену. Восстанавливающий момент велик, и лодки встают на ровный киль почти мгновенно. Отсюда мореходность и честная океанская категория...

Все лодки индивидуальны — настоящий «сustom made». И маленькие, и большие. Вы сами определяете планировку и число кают, ин- терьеры и отделку. Тип и мощность двигателей, а также всю начинку по навигации и комфортному мореходству выбираете из обширного списка возможных опций. Да и срок строительства от года до двух лет оказывается на руку клиенту… И не только потому, что деньги вкла- дываются постепенно и разумно, по мере строительства, — просто за этот период человек начинает лучше понимать, что и зачем он строит, вникает во множество деталей морской жизни, отказывается от непродуманных решений, находя действительно оптимальный баланс опций, затрат и комфорта. За время строительства можно успеть научиться и навигации, и швартовке, и маневрированию.

На верфи «De Alm», перед тем как отпустить лодку к месту базирования, клиенту предлагается поход к норвежским фьордам для тестирования корабля в течение двух—трех недель с последующим устранением всех замечаний на верфи.

В нашем случае клиент отказался от теста, желая получить лодку в Хорватии ко дню своего рождения. Тем не менее представители верфи сразу же по завершении перегона приехали в Хорватию, выполнили ТО судовых систем и обеспечили (по просьбе впечатленного рассказом владельца) установку стабилизаторов качки на верфи в итальянском Триесте силами своих специалистов.

За последние годы немало русских клиентов остановили свой выбор на продукции «De Alm». Мы перегоняли их новые лодки по Рейну, Майну и Дунаю, на Кипр и в Турцию. Эти корабли не раз проходили Гибралтаром. Они стоят сегодня в маринах Израиля и Италии, Хорватии и Черногории… Несколько «русских» «Альмов» ушли Северным морем на Балтику, в Хельсинки и в саму Россию — они есть в Москве и в Петербурге. Но мне кажется, это только начало их географии, потому что ограничений нет — все моря и океаны им подвластны…

Я еще долго буду вспоминать этот переход и музыку атлантического урагана. Прорвавшись через шторм, мы праздновали свой приход в солнечный Лиссабон, как второе рождение. Три тысячи морских миль прошел наш кораблик из голландского Роттердама до острова Кирк в Хорватии. Это всего за каких-то две недели похода, а мы за это время успели прожить маленькую жизнь. Есть что вспомнить. А ведь это была даже не экспедиция, не поход для удовольствия, а суровый перегон в отведенные сроки. Мы никогда не забудем этот вояж. Море — удивительная реальность, между вами и им нет ничего, кроме Бога. Где еще вы найдете такую компанию?

Те, кто это уже ощущал, покупают и строят лодки для экспедиций — стальные, надежные, безопасные и дальнобойные. Такие, как яхты «De Alm».

Александр Рыскин
25 октября 2011 года
Корабли.ру
+7 (926) 611-5686

 
Узнавайте новости первыми!
Дружите с нами в Facebook и VKontakte...
Есть интересная новость?
Пришлите ее нам!
 

Смотрите также

De Alm
De Alm
В Голландии пройдут тест-драйвы моторной яхты Delfino 65В Голландии пройдут тест-драйвы моторной яхты Delfino 65
С 13 сентября по 13 ноября голландская верфь De Alm проведет серию тест-драйвов экспедиционной яхты Delfino 65, флагмана модельного ряда верфи.
1 сентября 2015 года
Корабли.ру
 
Душевная компанияДушевная компания
Живые организмы, которые требуют уважения и любви и которые невозможно построить, не вложив частичку своей души. Именно о такой верфи — Nordhavn — мне хочется сегодня поведать. Она была рождена благодаря невероятному стечению обстоятельств и стала примером для подражания во всем мире.
18 февраля 2015 года
Корабли.ру
 
De Alm - экспедиционный корабль по-голландскиDe Alm - экспедиционный корабль по-голландски
Что же такое траулер и вообще экспедиционный корабль по-голландски? Из сотен брэндов голландских стальных яхт выбрать правильную лодку для российской акватории совсем не простая задача. Дело в том, что девяносто процентов стальных водоизмещающих лодок голландского производства стопроцентные речники, приспособленные для ходьбы по каналам и речкам.
23 апреля 2010 года
Корабли.ру
 
Грянет буря – мы поспорим!Грянет буря – мы поспорим!
Циклон поменял направление и понесся в нашу сторону так быстро, что стало ясно: до Аландов нам по тихой воде не дойти. Кораблик был новый, и мы решили, что трепать его в шторме, когда владелец даже еще не обмыл его как следует, неправильно.
19 ноября 2009 года
Корабли.ру
 
“Звездолет” по имени “Moonen”“Звездолет” по имени “Moonen”
Этот корабль напоминает мне звездолет “Тантра” из романа Ефремова “Туманность Андромеды”. На мостике, тускло мерцающем дисплеями навигационных систем, в красноватой ночной подсветке ничто не мешает смотреть на звезды.
21 октября 2009 года
Корабли.ру
 

 
 

Обсуждение статьи



Яхтенная баннерная сеть