НовостиКомпанииКаталог катеров и яхтПродажа катеров и яхтНедвижимостьВыставкиОбучениеАренда яхтРабота
Вход или регистрация
YachtsWorld.ruNewBoats.ruUsedBoats.ruRusYachting.ru
Главная / Новости мира яхт и катеров

Интервью с Ферруччио Росси, главой Ferretti Group

Уроки кризиса

— Г-н Росси, по данным Bain & Co, яхтенный бизнес показал в прошлом году рост в 2% — самый медленный показатель в сегменте люкс. Индустрия до сих пор не оправилась от кризиса?

— Нет единого тренда, все зависит от региона. Есть те, которые обеспечивают двузначный рост, — это развивающиеся рынки Латинской Америки, АТР, Россия, где в целом экономика растет неплохими темпами. А есть Западная Европа, которая погрязла в рецессии из-за проводимых правительствами мер жесткой экономии, и там рынок не может показать рост даже в 1%. В ситуации, когда правительства сокращают дефицит бюджета, люди предпочитают отменять сделки по покупке яхты.

— Рынок люкса всегда оставался одним из самых устойчивых к финансовым неурядицам, однако в Италии сейчас тяжелые времена. Для властей, которые развернули кампанию по борьбе с налоговыми уклонистами, дорогая яхта — дополнительная улика, так что немногие отважатся на покупки. Кроме того, в прошлом году повысили налоги на яхты, в результате чего их продажи в стране упали на 25%. Как эти меры сказываются на производителях?

— Наша компания экспортирует более 95% яхт, так что наш бизнес не сильно пострадал. Власти Италии, как и во Франции и Испании, свернули не туда. Предприниматели могут подождать год-два, пока ситуация не наладится. Но они все равно хотят свои яхты, поэтому в конечном счете просто уедут туда, где к ним отнесутся более дружелюбно, и будут плавать уже там. Власти в западноевропейских странах почему-то пришли к выводу, что яхта — это обязательно уклонение от налогов. Однако это неправильная установка. Яхта означает успех. И Италия, которой так важно оживить рынок, должна быть очень осторожна в своем подходе.

— Богачи жалуются, что их принимают за уклонистов из-за того, что у них есть деньги на яхту. Однако кампания уже была признана провальной. Власти за счет этих мер хотели увеличить налоговую выручку до 155 млн евро, а не дотянули и до 30 млн евро. А вот работу в индустрии уже потеряли 20 тыс. человек.

— Конечно, у них ничего не вышло. Это популистская кампания — надо было как-то оправдать себя в глазах итальянцев после повышения налогов, показав, что богатым тоже придется несладко. Однако они не учли специфику современного мира — предприниматели слабо привязаны к локальным точкам. А если из страны уезжают бизнесмены, то экономика очень быстро скатывается в минус. В результате власти выручили немного средств и навредили экономике — инвестиции будут обходить такую страну. Капиталистическая система основывается на риске и вознаграждении. Если предприниматель рискует своими средствами и добивается успеха, то может позволить вознаградить себя за труды, купив яхту, заодно поддержав эту индустрию.

— Ferretti Group пришлось сокращать рабочие места?

— Нам удалось сохранить все наши судостроительные заводы. Пришлось сократить часть людей, занятых в маркетинговых и прочих сопутствующих сегментах, зато оставили тех, кто занят непосредственно строительством яхт. Иначе и быть не могло — процесс обучения инженеров занимает не один-два года, а пять-семь лет. Для нас критически важно не допустить утечек производственных рабочих.

— Какой вы вынесли урок из финансового кризиса?

— Самый главный вывод — надо действовать как глобальный, а не региональный игрок, даже если регион, где вы работаете, такой богатый, как Западная Европа. Необходимо инвестировать в будущее, в другие рынки, пусть сейчас они не столь привлекательны. Нельзя класть все яйца в одну корзину. В 2008 году Европа обеспечивала 76% продаж, сейчас — 52—53%. Дальнейшая диверсификации позволит сократить долю стран Европы, Ближнего Востока и Африки до 40%, тогда как на Америку и АТР будет приходиться по 30% продаж. Естественно, это потребует другой организации бизнеса — он будет разделен на три мегатерритории, в каждой из которой будут свои подразделения, ответственные за продажи и обслуживание. Нельзя поддерживать рост из офиса в Италии.

Китайский партнер

— В начале прошлого года компанию (на 75%) купила китайская машиностроительная корпорация Shandong Heavy Industry Group (Weichai Group) за 374 млн евро. Насколько китайцы контролируют вас в ведении бизнеса?

— Когда рухнул Lehman Brothers, Ferretti Group оказалась на грани банкротства. С 2009 года мы искали инвесторов, и покупка китайским консорциумом решила проблему долга и кредитной линии. Стратегия Weichai на рынке — получить контрольный пакет в компаниях — лидерах отрасли. Китайцы не мешают чемпионам двигаться к победе, так как понимают, что не являются экспертами в финансируемых ими секторах. Так что они не вмешиваются, но помогают финансово и стратегически.

— Когда вы планируете IPO? Feretti уже была публичной компанией, с чем связано желание повторить заход на рынок?

— Компания провела IPO в июне 2000 года на Итальянской фондовой бирже, однако затем были террористические атаки 11 сентября 2001 года, и в руководстве посчитали, что лучше уйти с рынка. В июле 2002 года мы объявили тендер, и к январю 2003 года уже все было продано. До кризиса 2008 года витала идея снова провести IPO, но условия оказались неблагоприятными. Сейчас мы рассматриваем возможность выхода на рынок уже в АТР, потому что именно там пойдет основной рост. Мы внимательно следим за успехами итальянского модного дома Prada в Гонконге (+86% с момента размещения в 2011 году. — РБК daily). Для Royal Bank of Scotland и хедж-фонда Strategic Value Partners, которым принадлежат оставшиеся 25% акций компании, это будет хорошей возможностью для выхода из компании, так как они не являются долгосрочными инвесторами. К тому же листинг означает пристальное внимание прессы, что весьма кстати, когда вы хотите популяризировать бренд.

— Weichai планирует выделить 200 млн евро на развитие Ferretti Group. Как будут распределяться средства?

— Эти деньги пойдут на освоение тех сегментов, в которых пока не присутствует Ferretti. У нас есть восемь брендов, но мы хотим расширить линейку. Конечно, приоритетом остается органический рост, но поглощения будут, тем более что на рынке есть ряд выгодных возможностей.

— Вы имеете в виду люкс или компания хочет попробовать себя в массмаркете?

— Мы работаем в люксовом сегменте. Но он неоднороден из-за того, что рынки находятся на разной степени развития. В нашем портфеле — роскошные предложения для зрелых рынков, но для новых рынков эта концепция может работать иначе. Зачастую там люди не готовы к покупке действительно дорогой яхты, но могут себе позволить судно попроще, чтобы попробовать — подходит им это или нет. И мы хотим освоить эту нишу.

— А в рамках концепции яхт для новичков планируется перенос производства в Китай?

— Ferretti останется итальянским брендом. Мы хотим сохранить статус made in Italy, который гарантирует, что опытный яхтсмен получит высококлассный продукт. В то же время в Китае мы планируем открыть завод, который будет выпускать яхты попроще. Это будет уже другой бренд, но с нашими технологиями. Таким образом, мы закроем для себя пробел — предложив другой продукт, мы получим новых клиентов на борт. Они начнут с этого бренда, а потом уже смогут сменить его на Ferretti.

— То есть вы воспитаете клиента под себя?

— Именно. Ferretti — это вершина яхтенного опыта. Новичкам иногда сложно понять, почему за made in Italy они должны выкладывать столь значительные суммы — это же просто яхта. И вот тем, кому нужна «просто яхта», мы хотим предложить суда местных брендов, расширив тем самым свой портфель предложений.

— По такому же принципу действует ваш завод в Бразилии?

— На заводе в Сан-Паулу проходит только финальная сборка продуктов Ferretti. В Бразилии довольно развитый рынок, однако из-за импортных налогов в 100% нам пришлось построить там цех. В Китае же мы хотим запустить новую линию, которой у нас нет сегодня.

— Weichai поможет?

— Да, корпорация находит правильных партнеров на рынке. В Китае связи решают очень многое. Они знакомят нас с нужными людьми, поэтому, несмотря на то что Ferretti является новичком на местном рынке, с дистрибуцией, продажами и сервисным обслуживанием у нас все в порядке.

— И каков портрет китайского покупателя?

Сейчас наши клиенты — первое поколение предпринимателей, которые работают в поте лица, целиком уйдя в дела компании. Они заняты тем, что делают деньги, как и в Восточной Европе. Их дети учатся на Западе — в Европе или Америке, и китайские миллионеры все больше становятся похожи на западных богачей. Неважно, откуда они — из Лондона, Нью-Йорка, Милана или Пекина, в результате все покупают одни и те же бренды. Рынок Китая пока в начале развития, но там все происходит очень быстро. Еще три года будут идти инвестиции, но приток замедлится, и рынок за следующие семь лет станет более зрелым.

— А на Индию планируете выходить?

— Это большая страна, и богачей там достаточно. Но нет достаточной инфраструктуры для яхтинга, поэтому индийцы едут за границу, чтобы уже там кататься на яхтах. Индия отстает в этом плане от Китая лет на пять, хотя и остается привлекательным рынком. Более стратегически важным для нас сейчас является Африка, особенно страны вроде Алжира и Кении. У региона отличный потенциал — молодое поколение, динамично развивающиеся экономики, красивые места для яхтинга. Так что здесь есть все ингредиенты для развития рынка в среднедолгосрочной перспективе, но пока мы продаем суда всего в несколько стран региона.

Яхты для солидных ребят

— Что представляет собой российский яхтенный рынок?

— В начале 2000-х россияне стали покупать суда. Солидным ребятам требовались солидные яхты — большие и дорогие. Это был элитный клуб, но рынком это все-таки нельзя было назвать — просто горстка людей, которые могли себе позволить шикануть. Конечно, Россия была тогда важной точкой продаж — все-таки средний размер покупки был высок, — но не больше. Для рынка важна стабильность, а ее не было. Во время кризиса продажи прекратились, чтобы возобновиться уже в 2010—2012 годах, но на другом уровне. Супербогатые остались, но появились и нувориши, не обладавшие столь солидными состояниями, как первые, но которые смотрели на тех и думали: «Я тоже так хочу». Вторая волна клиентов стала покупать не столь вызывающие яхты, менее 20 м в длину, — а именно за этим сегментом будущее. Российский рынок повзрослел и стал более прозападным. Местные поняли, что здесь есть отличные места вроде Черного моря, так что мы ожидаем, что все больше людей отдадут предпочтению яхтингу на территории России.

— И где они будут отдыхать помимо Черного моря?

— Это же яхта, можно выбрать любое направление. Я бы посоветовал Санкт-Петербург с его выходом к Балтийскому морю. Кроме того, в России много озер и рек, где небольшая яхта пришлась бы очень кстати.

— Центры продаж будут в Москве и Санкт-Петербурге?

— Вместе с нашим российским партнером «Премиум Яхтс» мы думаем открыть пункт продаж в Сочи. Другие города на юге также могут способствовать расширению местной базы клиентов.

— Российские покупатели яхт — какие они?

— Это одни из самых взыскательных клиентов — всегда точно знают, что хотят получить на выходе от яхты. Им нравится работать с нашими конструкторами на верфи и дизайнерами, обсуждать с ними каждую мелочь, чтобы максимально персонализировать судно. В результате они становятся обладателями плавающего произведения искусства.

— Что должно быть на яхте?

— Запросы каждого клиента очень индивидуальны. Пожалуй, больше всего внимания россияне уделяют дизайну и декору — как раз то, чем славятся итальянские производители (считается, что итальянцы предлагают лучшее оформление, американцы — максимальное жизненное пространство и невзрачный дизайн, а англичане — «морской» интерьер, то есть узкую малогабаритку. — РБК daily). Местные клиенты считают, что особенный стул, ковер, лестница лучше всего скажут об их личности. Так что для них яхта — это способ коммуникации, возможность рассказать о своих ценностях и приоритетах.

— На какой уровень продаж вы рассчитываете выйти в России?

— 15 млн евро в этом году, а через пять лет — 50 млн евро. В основном благодаря развитию внутреннего рынка.

— А сколько это в яхтах?

— Сложно сказать из-за большого диапазона цен. Средняя цена сейчас составляет 1,5 млн евро, так что получается примерно от 10 до 30 яхт в год.

Каникулы под ключ

— Каковы основные тенденции на яхтенном люксовом рынке?

— Просто продавать яхты уже недостаточно, нужно предлагать целый пакет услуг по уходу и обслуживанию после продажи. В основном у наших клиентов много денег, но мало времени. Поэтому мы берем все заботы о судне на себя, чтобы не загружать их лишними хлопотами.

— Во сколько обходится обслуживание яхты?

— В год это 5—10% от стоимости судна. Цена зависит от того, насколько интенсивно она используется. Если клиент покупает ее исключительно в своих личных целях, то на содержание уходит до 5%. Но если он отдает ее в том числе под чартер, то время использования увеличивается, а вместе с тем растут и расходы на обслуживание. Однако это компенсируется притоком средств от аренды.

— Какие основные требования предъявляются к яхте?

— Общее требование — клиентам хочется наслаждаться судном, не тратить время на организацию экипажа или содержание яхты. Они хотят получить каникулы под ключ. В нашем портфеле есть не слишком быстрые яхты, рассчитанные на длинные дистанции. Это для тех, кто располагает достаточным количеством времени. Есть и другая группа клиентов, которые могут провести на судне дня два, а затем им надо срочно возвращаться к повседневным делам. Для них важна скорость, чтобы за короткий промежуток времени достичь пункта назначения.

— В основном яхты используют для развлечений?

— Зависит от региона и развитости рынка. Обычно для молодых рынков яхта является статусным символом. Клиентам, партнерам, акционерам устраивается на ней бизнес-тур, который должен продемонстрировать успех компании, что ее бизнес здоров. Когда рынок подрастает, клиенты начинают использовать ее для личного досуга. К этому времени они уже отдали управление компании топ-менеджерам, появляются дивиденды и время, которое можно уделить друзьям и семье.

— Как эта разница в целях сказывается на убранстве яхт?

— Например, китайцы, которые используют яхты в бизнес-целях, хотят, чтобы на яхте были бассейн, караоке-студия и специальная комната для игр в маджонг. При этом они редко ночуют на судне, поэтому им не нужны спальни. Для них яхта — еще один элитный частный клуб, только на воде.

— А правда, что после кризиса клиенты стали нетерпеливее?

— Рынок яхт стал доступнее, и покупатели теперь не готовы ждать свою яхту больше года. Они хотят получить продукт максимально готовый к употреблению. До кризиса клиенты отличались большим терпением — обычно его хватало на два года (как правило, производители используют стандартный корпус и надстройку, а вот начинку покупатель подбирает по своему вкусу. — РБК daily).

— Можно ли рассматривать яхту как объект инвестиций?

— Покупка судна все-таки не может считаться инвестицией в классическом виде — она не приносит денежных дивидендов. Но яхта однозначно работает на ваш статус — если она есть, вам уже не надо ничего доказывать. Яхта — очень ясное послание, которое работает на ваш бизнес. Это также вложение в ваш личный досуг. Сейчас очень напряженное время, в любой момент может кто-то позвонить, чтобы встретиться. С яхтой вы можете ограничить «доступ к телу» — туда вы берете только тех, кто вам симпатичен. В конечном счете вы покупаете себе свободу — одно из важных достижений в нашей жизни.

— А у вас есть яхта?

— Да. Она была сконструирована в 70-х годах двумя производителями — Riva и Bertram, когда те еще не входили в группу Ferretti. Так что это судно — предвосхищение событий (Ferretti приобрела Bertram в 1996 году, а Riva — в 2000-м).

— Всего одна яхта?

— Зачем мне больше? Я топ-менеджер, а не миллиардер. (Смеется.)

— И какие любимые места для отдыха?

— Я сам из региона Лигурия, поэтому для меня самые красивые пейзажи в Чинкве-Терре, Портофино и Портовенере. Хотя последний раз я отдыхал в Майами, а оттуда рукой подать до Багамских островов — это рай. Там восход на море — это незабываемое зрелище как для вас, так и для тех, кто с вами находится в этот момент.

По материалам: РосБизнесКонсалтинг
5 июля 2013 года

 
Узнавайте новости первыми!
Дружите с нами в Facebook и VKontakte...
Есть интересная новость?
Пришлите ее нам!
Смотрите также
Ferretti
Ferretti
SeaRay 355 SundancerSeaRay 355 Sundancer
SeaRay 355 Sundancer — отличный круизный катер, который стоит рассмотреть к покупке, потому что этот катер предлагает оптимальное сочетание качества и удобства, размера и цены.
22 февраля 2018 года
Burevestnik Group
 
Ferretti Yachts 670: красота на водеFerretti Yachts 670: красота на воде
Новая модель Ferretti Yachts 670 станет своеобразным подарком от верфи своим владельцам и всем любителям яхтинга к 50-летию бренда.
12 февраля 2018 года
Burevestnik Group
 
Новинка в линейке экспедиционных яхт - Numarine 26XPНовинка в линейке экспедиционных яхт - Numarine 26XP
Турецкая верфь Numarine представляет мировой общественности младшую модель своей инновационной линейки экспедиционных яхт.
9 февраля 2018 года
Burevestnik Group
 
SeaRay 265 Sundancer - Новая Легенда!SeaRay 265 Sundancer - Новая Легенда!
Появившийся Sundancer 265 стал событием в мире катеров с каютой и сходу захватил незаполненную размерную нишу комфортных катеров длинной 8+ метров.
9 февраля 2018 года
Burevestnik Group
 
Популярный американский журнал "Boating" присвоил яхте Sea Ray SLX 400 звание «Лодка года»!Популярный американский журнал "Boating" присвоил яхте Sea Ray SLX 400 звание «Лодка года»!
Эксперты признали, что эта модель имеет превосходные мореходные свойства и наиболее качественное исполнение в своем классе.
6 февраля 2018 года
Burevestnik Group
 

 

Обсуждение статьи



Яхтенная баннерная сеть